12 Шагов. Зависимость и созависимость.

12 Шагов. Зависимость и созависимость.

1280 853 Администратор

Следует осмыслить механизмы болезни с целью помочь человеку, у которого явная химическая зависимость, а также справиться с этим самостоятельно. Миннесотская модель считается первым в мире направлением, названным по наименованию центра в Миннесоте. Она согласована с концепцией анонимных алкоголиков и наркоманов, с 12-шаговой программой, притом важной составляющей в этом случае является уважение к человеку, вне зависимости от того, какая проблема его беспокоит. Не глядя на текущее состояние гражданина, ему нужно помочь встать на ноги, освободиться от нездоровой привычки, также рассказать о заболевании, и тогда действительно многим классическое знание концепции болезни поможет пересмотреть личные приоритеты.

Концепция болезни

Данная лекция в полной мере посвящена химической зависимости. Ранее ее считали заболеванием, которое курировали либо психиатры, либо врачи общей практики.

Программа «12 шагов» появилась в США в средине XX столетия, тогда встретились 2 человека, что были зависимы от алкоголя. Они прошли разные клиники, испытали на себе лечение, но в целом не могли отказаться от пагубной привычки. И вот один из них – Билл Уилсон, в прошлом маклер, известный на весь Уолл Стрит, из-за пристрастия к алкоголю постепенно начал терять клиентов, игнорировать практику, через время пропало самоуважение, а также нормальное отношение к семье. Когда мужчина очередной раз оказался в больнице, то познакомился с гениальным доктором, учеником Фрейда – Карлом Густавом Юнгом; до конца своих дней Билл переписывался с ним.

В результате Юнг отметил, что нужно выписать пациента, ему невозможно помочь и, скорее всего, в случае зависимости лучше прибегнуть к групповой, а не индивидуальной терапии. Затем Билл какое-то время находился дома, и однажды понял, что проводить так время постоянно – не получится. У него появилась боязнь улицы в связи с тем, что там сложно удержаться, дабы не выпить 50 грамм. Ведь результат будет неутешительным, немного выпить – не получается, а напиться очень не хочется.

Желая вернуться к обыденности и работе, мужчина получил категоричный отказ, с ним никто не хотел вести дела. Это настоящий удар для человека, зависимого от наркотиков либо алкоголя, поэтому Билл снова отправился в отель, где проживал с целью залить горе. Волей случая все же сумел взять себя в руки, начал звонить в церкви из телефона-автомата, пытаясь найти другого алкоголика. Ему дали номер, и это оказался небезызвестный хирург города и штата, который постоянно находился дома, в озлобленном состоянии, и защищался от улицы, так как знал, что выйдя туда – вновь возьмется за старое, и понимал – это не приведет ни к чему хорошему.

Соответственно, по предварительной просьбе его супруга и мама строго охраняли вход от него самого. Однажды Билл сумел зайти в гости и доктор согласился уделить тому буквально 15 минут. Мужчины проговорили, не замечая времени, около получаса, а затем и всю ночь. Близкое окружение врача не могло осмыслить, что происходит за дверью, хотя алкоголики сами того не понимали. Это было нечто удивительное, они сумели рассказать друг другу о себе, осмыслить многие вещи, которые ранее казались чуждыми. Психотерапевты не могли найти этому оправдания, но новоиспеченные товарищи даже не планировали идти за алкоголем.

Более удивительная вещь случилась утром: мужчины направились на поиск 3 алкоголика. Они заглянули в больницу и встретились со страшным рыжим ирландцем, лежащим в постели, крепко привязанным к изголовью кровати. Первое, что тому пришло на ум – обругать незваных гостей, которые понимали – это нормально. Начался разговор, ирландцу предложили присоединиться к группе, плохо понимая, чем это все способно закончиться. В течение первого года собралось порядка 100 человек, называющих себя анонимными алкоголиками. Они не интересовались у новых знакомых их происхождением и какими-либо данными: ты мог быть конгрессменом или бездомным, с большим состоянием на счету банка или вообще не иметь в кармане ни гроша.

Многие узкопрофильные специалисты с недоверием относились к такому явлению, хотя часть их коллег все же обратили внимание на образовавшийся феномен. Группа алкоголиков, которые не общались с психиатром или психотерапевтом, не получали медикаментов, оставались абсолютно трезвыми, ходили по больницам, протягивая руку помощи таким же страдающим от зависимости гражданам. Доктор, на тот момент возглавляющий американский институт алкоголизма, попросил первую группу анонимных алкоголиков обследоваться. Хорошо, что никто не отказался, поэтому на протяжении года американский институт проводил анализы и обследования.

В результате сформировался своеобразный научный труд, официально представленный Всемирной организацией здравоохранения. С учетом результатов исследований ВОЗ основательно пересмотрела концепцию зависимого поведения. Проблема признана первичной, прогрессирующей и передающейся по наследству. Существует тест, который уже в утробе матери способен продемонстрировать, будет ли ребенок склонен к зависимости от психоактивных веществ. Собственно, тест на эндогенные опиаты, в частности, наши естественные наркотики, находящиеся в организме. С учетом эндогенных опиатов удается получить обезболивание, поднять себе настроение и повлиять на многое другое.

Если говорить о первичности заболевания, получается, что малыш рождается с предельно низким уровнем эндогенных опиатов. Ребенок не предполагает и не понимает этого. В результате, взрослея, он начинает употреблять запрещенные вещества просто из любопытства, иногда, чтобы влиться в компанию, а то и потому, что с юных лет запрограммирован на нездоровье, более того, употребление, причин тому действительно много.

Работать с наркоманами однозначно проще, так как у них действительно быстро наступает период последствий, в одно мгновение можно достичь «дна». С алкоголиками все явно сложнее, так как у них происходит тренировка набора толерантности более спокойно. Затем человек оказывается на своеобразном плато, он женится и рожает детей, постоянно падает, но обязательно поднимается. Организм устроен по праву гениально, в нем продуманы мелочи и отсутствует что-либо лишнее. Как только в тело поступает продукт, начинаются молекулярные и клеточные реакции.

Если в течение 3 лет полностью не употреблять негативные психоактивные вещества, то уровень изменений метаболизма мозга предельно снизится, хотя до конца не исчезнет никогда. В частности, наркоман и алкоголик отличаются тем, что они просто неспособны контролировать количество запрещенных составов. Сколько бы лет ни пребывали в трезвом состоянии, если в организме окажется запретное вещество обязательно включатся старые реакции. Это биологическая основа болезни, следует понимать, что в ней есть психологическая, социологическая и духовная составляющая. По такой причине у большинства отдельно взятых специалистов не выходит разрешить проблему, ведь у человека сложная конструкция.

Для зависимого гражданина, который больше не употребляет вещества разного характера, жизнь больше схожа с эскалатором, он будет постоянно двигаться вниз, а человек обязан подниматься по ступеням вверх. Эскалатор не предполагает остановку, а обозначает, что ты идешь вниз, соответственно, алкоголику либо наркоману приходится доказывать личную трезвость, чтобы не оказаться «на дне». Наркоманы смотрят на все проще – героин способен ждать все время, он находит удачный момент, чтобы ужалить, когда ты расслабился, данная болезнь неизлечима.

Но при этом анонимные алкоголики и наркоманы сумели доказать, что исцеление реально как восстановление целостности личности. Основная задача наркозависимого человека – не только отказаться от алкоголя и наркотиков, а просто научиться жить без них. Раньше все было проще, лекарство одно – уколоться-выпить, вне зависимости от того в позитивной или негативной ситуации ты находишься. Человек видел единственную задачу, все остальное считалось для него прилагательным. Реальная миссия – научиться говорить «да» и «нет» без наркотиков, отказывать и получать отказ, переживать непредвиденные ситуации. Излечение возможно как восстановление целостности личности.

Наркоманию принято отдельно классифицировать от алкоголизма, рассматривая международный перечень болезней, хотя формулировка прежняя – первичная прогрессирующая болезнь, которая не лечится, характерна зависимостью от разных видов препаратов, негативно сказывающихся на сознании. В 1953 году удалось описать симптомы и синдромы, течение заболевания, за счет чего сформировалось мнение, что на тот момент лучшим мировым лечением химической зависимости была программа «12 шагов». С того дня прошло много времени, но доныне американские аналитики настаивают, что это лучшее изобретение XX столетия, ведь благодаря программе «12 шагов» нынче живут миллионы алкоголиков и наркоманов, созависимых, взрослых детей алкоголиков и людей, страдающих от прочих видов зависимостей.

Стадии развития заболевания

1 стадия считается ранней, человек чувствует своеобразное облегчение, когда принимает наркотики либо алкоголь. Признак не самый положительный, ведь это единственный шанс избавиться от напряжения. Нормальный человек без какой-либо генетической предрасположенности не должен испытывать удовлетворение и облегчение, это опасный показатель.

Также могут возникнуть проблемы с памятью, зависимый гражданин чувствует, будто двигается по автопилоту. Симптом также негативный, ведь у нас немало мозговых соединений, а у алкоголиков и наркоманов это мозговые котлы. Со временем все же реально восстановиться, хотя не исключены последствия. Допустим, окажется сложно запомнить информацию, повысится уровень раздражительности и появится рассеянность. Затем, жизнь зависимых не обходится без алкоголя и наркотиков, как руководящих факторов. Получается, студент университета хочет зайти на 15 минут к товарищу покурить травку, послушать музыку и пойти на занятия, его совсем не волнует, что опоздает на лекцию. Естественно, к другу попадает в оговоренное время, но иногда выходит от него лишь на следующий день. То же самое касается алкоголика: человек строит планы, но его зависимость берет свое. И человек просто идет на поводу.

2 стадия тоже наступает неожиданно, она средней критичности. Алкоголь и наркотики отражаются на обыденности жестче. Начинаются семейные разногласия, родственники пребывают в напряжении, понимают, что что-то не только с глазами, но и с поведением. Также не исключены хлопоты на работе вдруг такая имеется. Нередко зависимые люди начинают постоянно менять место работы. Все это обусловлено объективными причинами: там, где наркомана или алкоголика не понимают, все неправы. В действительности человек начинает терять трудоспособность на одном месте, его там прижимают либо безответственность выражается поступками, приходится настаивать на увольнении культурно или некультурно.

Когда начинаешь слушать наркомана и алкоголика — в основном все виноваты, а сам человек – не причем. Это стечение обстоятельства, поэтому он поработал во многих местах, но все безуспешно. К примеру, из 8 тысяч пациентов часть может работать, если есть желание, другие – не работать, притом у всех разное образование и возможности. Очевидно, что рано или поздно начинают возникать проблемы с деньгами, притом средств постоянно нужно все больше. Соответственно, даже крупной суммы не хватает на то, что необходимо, иногда это приводит к проблемам с законом, так как упор делается на полукриминальные и криминальные методы добычи финансовых активов. В основном люди, оказавшись в тюрьме, даже не могут для себя понять, почему все так получилось.

Естественно, начинает распадаться личность, это напрямую касается иерархии ценностей. Есть люди, которые данную черту не пересекают, но в большинстве случаев с наркоманами и алкоголиками иерархия ценностей просто отходит на задний план, на первой позиции оказывается злоупотребление запретными составами. Это в приоритете, потому что человек поклоняется наркотикам и алкоголю, он готов сделать что угодно и пойти, куда скажут, лишь бы получить желаемое.

Созависимость — это тоже своеобразная болезнь, где на первом месте отношения с человеком. Созависимые практически ничем не заинтересованы, они постоянно бегают за наркоманом либо алкоголиком, это страшная проблема. Эмоциональные срывы учащаются на данной стадии, трудно совладать с происходящим, человек замыкается в себе, способен неадекватно реагировать на ситуацию, все усугубляется. Становится сложно объяснить простые вещи, идет игра разума, мысли участвуют в заболевании, не исключен компульсивный характер зависимости. В принципе, ты понимаешь, что все плохо и что не следует делать, но не можешь устоять, и это прямая дорога в психиатрию. На данной стадии расстраивается личный интеллект, чтобы договориться со своей болезнью «за спиной».

Если она затяжная, разум создает все более неординарные конструкции, пытается что-то объяснить, иначе просто не может совладать с собой, все схоже с чувствами шизофреника и его восприятием реальности. Наркоман и алкоголик погружаются в свой мир, пытаются обвинить близкое окружение в том, что не работают, не живут дома, все плохие, оскорбляют и доводят, не в себе, и они даже в это свято верят, причин тому немало. Безумие зависимых граждан говорит, что повторяются идентичные действия, предполагающие разный результат, это явно безумие – задействовать имеющийся интеллект против себя.

Говорить о чувстве личного достоинства – нет смысла, человек обманывается и глумится над родителями. Сначала это беспокоит, но затем приходит привычка. Чем ниже чувство собственного достоинства, тем сложнее встать. На такой стадии не исключено патологическое упрямство, получается, идет противостояние всему миру. Зависимый готов постоянно защищать свой шприц, бутылку и прочее, главное, чтобы никто не подобрался, лучше остаться наедине с проблемами. Люди для зависимых в этом случае помогают достичь конкретной цели. В основном здесь могут быть физические нарушения, хронические инфекции, а также очаговое заболевание мозга, что нередко для алкоголиков и наркоманов. Но, кстати, наркоманы, по большему счету до этого даже не доживают.

Практически все психиатры настаивают, что люди, пребывающие на 3 стадии – хронической, не могут выздороветь, в частности, не поддаются определенным психотерапевтическим и групповым практикам, прочему. Благодаря анонимным наркоманам и алкоголикам ситуация способна поменяться, многие люди, которые не посещали врача, но уделили время группе – выбирались из пропасти.

Обычно на хронической стадии:

  • проявляется депрессия, человек вне зависимости от принятой дозы постоянно уходит в себя;
  • сложно вернуться в эйфорию, так как дозы меняются, ингредиенты варьируются, добавляются другие медикаменты;
  • зависимые граждане обвиняют свое окружение, у них почти нет друзей, не считая только тех, кто сидит напротив, может предоставить дозу, еду, выпивку;
  • чувствуется постоянное напряжение.

Действительно страшным симптомом заболевания считают анозогнозию либо отрицание текущей проблемы. В связи с таким симптомом, из жизни уходит около 90% химически зависимых граждан, которые не признают, что причина смерти, страданий, развода, аварии или нахождения в тюрьме изначально – алкоголизация или наркотизация, все это отрицается.

Оставьте ваш комментарий