Закон о принудительном лечении наркозависимых. Ч.-2

Закон о принудительном лечении наркозависимых. Ч.-2

150 150 Администратор

Практику принудительного лечения довольно часто используют в разных странах. В России споры относительно необходимости применения такой формы воздействие на наркоманов ведутся уже последние 7-8 лет. Практически ежегодно резонансные уголовные процессы тревожат общественность, взять хотя бы дело Егора Бычкова. Этот процесс наглядно продемонстрировал несовершенство государственной системы, которая должна противодействовать наркотической машине. Сегодня такая система не может предложить законное решение вопроса, в том случае если наркоман не хочет самостоятельно отправиться на лечение. Поэтому стали открываться реабилитационные центры, в которые наркоманы попадали не по собственной воле.

Судебный процесс, связанный с именем Егора Бычкова, вскрыл противоречия, существующие в процессуальной системе. Большинство специалистов подчеркивает, что если речь идет о похищении, то в таком случае о местонахождении человека не должно быть известно родственникам и представителям правоохранительных органов. О месторасположения пациентов знали родственники, при этом сотрудники милиции могли спокойно посещать больных, находящихся на реабилитации. В том числе и сами пациенты, которые говорили о своем незаконном удержании, могли обратиться за помощью, в том числе и к сотрудникам милиции, какие посещали центр. В такой ситуации не приходится говорить о похищении людей.

В процессе рассмотрения дела защита подчеркивала, что родители являются заказчиками похищения своих наркозависимых детей. Причастие родителей к этому преступлению, безусловно, вызывало сомнения, в частности, к применению в данном случае закона о похищении. Все дело в том, что согласно современным правовым нормам субъектами по этому преступлению не могут являться родители, учитывая, что они действовали во благо своих детей. В данном случае прокуратура не учитывала роль родителей в этом деле, избегая таких деталей этого дела. Судья, следуя линии прокуратуры, не рассматривал вопросы, связанные с участием родителей в этом деле, мотивируя это тем, что суд не может выполнять ни защитные, ни обвинительные функции.

После рассмотрения кассационной жалобы областной суд Екатеринбурга принял решение снять все обвинения относительно похищения, но оставил обвинения, связанные с незаконным лишением свободы. Но и это обвинение не было очевидным. Согласно Уголовного кодекса России: гражданин России может задерживать другой лицо в случае необходимой обороны, если такое лицо совершило преступление или в случае крайней необходимости (ст.37, 38, 39 УК РФ). Линия защиты говорила о том, что ограничение свободы людей, находящихся в центре было связано с крайней необходимостью, так как они могли навредить не только себе, но и окружающим.

В процессе рассмотрения вопроса, необходимости помещения людей с зависимостью в специализированные учреждения использовалось решение о наименьшем зле. Таким образом, наносимый вред должен быть значительно меньше вреда предотвращенного. С субъективной точки зрения, превышение крайней необходимости может возникнуть только в случае наличия умышленных действий, когда человек понимает, что его действия могут нанести вред, который не соответствует степени и характеру опасности, и осознает возможность причинения вреда. Согласно линии защиты, все действия Бычкова не носили умышленный характер по отношению к наркозависимым.

По мнению главы ФСКН Виктора Иванова, открытие центров наподобие центра, расположенного в Нижнем Тагиле, является предсказуемой реакцией общественности, в связи с существующими масштабами наркомании. Сегодня проблема наркомании стоит очень остро и с каждым годом ситуация становится только хуже, так как она требует к себе внимания и решения вопросов, с ней связанных. В ситуации с рассматриваемым делом действия человека можно назвать благородными, так как он стремился помочь людям.

Большинство ситуаций, связанных с похищением и удержанием наркоманов не по собственному желанию, становятся предметов уголовных дел, но чаще всего такие судебные процессы можно назвать абсурдными. Но этот вопрос требует к себе особого внимания, так как большая часть зависимых не желает проходить соответствующего лечения.

Рассматривая вопрос незаконного удержания наркозависимых в негосударственных реабилитационных центрах, стоит упомянуть организацию «Город без наркотиков», которая была создана Евгением Ройзманом. В том числе было множество других уголовных дел с выдвижением подобных обвинений о незаконном удержании наркозависимых. Так, сотрудники «Города без наркотиков», расположенного в Новосибирске получили уголовные сроки, аналогичный результат реабилитационной работы был получен и организаторами центра реабилитации под названием «Источник жизни», расположенного в Новокузнецке. Можно вспомнить и процессы, которые закончились реальным заключением, так, в Пермском крае за решетку были отправлены создатели реабилитационного центра под названием «Дельфин». Такая ситуация сложилась в связи с отсутствием правового пути, необходимого для адекватного разрешения проблемы, связанной с наркоманией, в том случае, когда зависимый не согласен проходить лечения добровольно. Таким образом, близкие наркозависимого остаются один на один с этой проблемой и принимают решение отправить зависимого на лечение в закрытые реабилитационные центры. В свое время наркоконтроль поднимал вопросы о необходимости направления зависимых на принудительное лечение, этот вопрос находил поддержку у Министерства здравоохранения. На тот момент отсутствовал закон о принудительном лечении наркомании, в результате чего велись уголовные процессы, связанные с незаконным и принудительным лечением наркоманов. Стоит отметить, что часть организаторов и сотрудников таких реабилитационных центров на самом деле заслуживают уголовного преследования, так как издеваются над своими подопечными и применяют к ним физическую силу. Но к счастью, таких центров не очень много, и многие из пациентов этих центров все же решаются написать заявление в милицию.